Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху

Это в то же время значит, что приходит конец пре­обладанию так именуемой формалистической этики над эти­кой содержательной. Говоря о формализме этики, мы имеем в виду те этические принципы, которые преднамеренно отказывают­ся давать определенные советы относительно того, что следует делать, а заместо этого сводятся к абстрактным формулам правильного и неверного Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху деяния. Лучшим примером таковой этики является максима Канта, которая заместо того, чтоб гласить «Делай то либо иное», устанавливает общее формальное правило «Поступай так, чтоб принцип твоего деяния мог стать принципом деяния вообще». С моей точ­ки зрения, этот тип этики соответствует такому соц по­рядку, в каком навряд Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху ли может быть предвидение определенных мо­делей правильных действий. Кант жил в историческую эру, ког­да общество находилось в процессе перестройки, в обществе, основанном на росте и неизменном движении, на открытиях и исследовании новых областей. Это был мир ранешнего капитализ­ма и либерализма, где свободная конкурентность и Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху индивиду­альное приспособление определяли сферу действий; мир, в каком конкретное предопределение моделей правильного деяния могло бы лишить человека той гибкости, которая была основной предпосылкой выживания в стремительно меняю­щемся мире.

Хотя Кант, выразивший формализм новейшей этики, сам не понимал социологической базы собственного мышления, мы полностью можем сказать, что он пришел Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху к такому формалисти­ческому понятию приемущественно поэтому, что жил в соответ­ствующем обществе, в каком предопределение соответ­ственных моделей поведения означало бы ограничение сво­боды действий первопроходцев. В противоположность кантов-ской эре средневековая система этики развивалась в обществе с умеренным динамизмом, где университеты регулировались глав­ным образом традицией. В таком обществе Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху заведомое конкрет­ное «материальное» определение «правильной» модели по­ведения не было невозможным.

Происходящий в текущее время переход к форма­лизму характеризуется тенденцией, в согласовании с которой главное моральное значение придается не реальному внеш­нему поведению и его видимым последствиям, а намерениям индивидума. Конкретно кантианство является более ясным Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху вы­ражением этой Gesinnungsethik51, которая исторически пред­ставляет собой не что другое, как развитие протестантской идеи о том, что для хоть какого деяния преимущественное значение имеет совесть. С социологической точки зрения, выделение

[513]


мотивов деяния индивидума правильно такому миру, в каком существует не достаточно шансов предсказать даже самые непосред­ственные Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху последствия хоть какого деяния, так как он живет в обществе, характеризующемся неплановостью, границы кото­рого, не считая того, повсевременно расширяются, меняются, и в целом оно характеризуется высочайшей социальной мобильнос­тью и слиянием культур. Любопытно отметить, что то, что Макс Вебер52 именовал Verantwortungsethik53 (в противоположность незапятанной Gesinnungsethik), т. е. нравоучением, согласно Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху которо­му индивидум должен предугадать хотя бы некие непосред­ственные последствия собственных действий и отвечать за их, выс­тупает в ближайшее время на фронтальный план. Это происходит, по-видимому, поэтому, что в нашем обществе сокращаются обла­сти свободного приспособления: заместо их по мере организации большинства сфер деяния развиваются Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху области, где преобла­дают стандартные модели, в каких может быть предсказать хотя бы конкретные последствия действий индивидов. Следо­вательно, ответственность за эти деяния становится полностью обоснованным требованием. Итак, существует последующая взаи­мозависимость: формализм и Gesinnungsethik соответствуют той стадии публичного развития, на которой моральный и актив­ный индивидум был должен оставаться общественно Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху слепым, потому что в нем (в том обществе) область подготовительного расчета действий и их последствий были существенно меньше, чем в обществе, которое приближается к стадии планирования или уже находится на этой стадии: где обозначены все главные позиции и где нажатие кнопки подразумевает, что уже заблаговременно известны определенные результаты этого деяния Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху. Естественно, это совсем не значит, что в плановом обществе нет места случайности и судьбе; но в нем есть области, в каких хотя бы в течение определенного времени процесс приспособления происходит не способом проб и ошибок, а при помощи заблаговременно установленных моделей.

6) Напряженность меж ограниченным личным миром и плановым Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху соц порядком

Этические нормы поведения опять станут почти во всем более определенными и в этом более походящими на томистскую идею определенной системы. С другой стороны, если мы не будем придавать достаточного значения протестантской традиции (согласно которой правильное поведение может определяться только внутренним опытом и голосом совести), то этот объек­тивизм может Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху привести к дегуманизации, соответствующей для тоталитарной диктатуры, в какой главную ответственность за корректность либо неправильность действий несет фюрер, гаулейтер либо плановая комиссия. Если добиваться очень сильного подчинения религиозной сфере, то появляется опас-

[514]


ность, что эта модель слепого подчинения может приготовить почву для слепой покорности нерелигиозным силам. Так Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху, лю­теранская разновидность протестантизма непременно способ­ствовала выработке такового сознания, которое легче, чем кальвинистское, поддается диктату в мирских делах.

Очень тяжело ответить на вопрос о том, как в плано­вом обществе, где преобладают заблаговременно установленные мо­дели поведения, примирить нужный объективизм с субъективизмом, согласно которому ценность действий опре­деляется содержащейся Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху в ней толикой персональной совести и выбора. Средство решения этой трудности можно находить разными способами.

а) В образовании, которое принуждает действующего индивидума осознать настоящий смысл модели общества в целом, не наслаждаясь просто механическим выполнением отдель­ных задач. В этих случаях соц понимание становится моральным долгом. Мы только сейчас Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху сообразили, как вред­ным был тот факт, что демократия, даже в тех странах, где ее университеты работают нормально, не смогла вызвать глубочайшего энтузиазма к своим достижениям, что очень необхо­димо для того, чтоб жизнь при данном соц порядке перевоплотился в настоящее переживание. Демократия в этих странах стала рутинным обыденным Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху делом, и остается только надежды, что угроза тоталитаризма вызовет процесс ожив­ления, и университеты, воспринимавшиеся в обществе как долж­ное, вновь станут делом совести.

б) Может быть, не всегда может быть включить целост­ную личность в модели деяния общественного порядка, по­скольку очень почти все скооперировано чисто механически, но в демократическом Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху плановом обществе может быть и даже нужно, чтоб вопрос о совести подымался каждый раз, когда индивидум воспринимает некий новый план либо осоз­нает свою ответственность за его претворение в жизнь. В этом смысле очень возможно, что решающей проверкой со­вести индивидума будут не малые решения, принимаемые раз Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху в день, как это имело место ранее, а способность нести ответственность за решения, касающиеся общественного поряд­ка в целом. Это означает, что в прошедшем полностью можно было рассуждать последующим образом: «Поскольку я неплохой хрис­тианин в личной жизни и личных отношениях, я могу не беспо­коиться относительно общественного и политического строя Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху, при котором я живу». Таковой подход совсем не годится в об­ществе, находящемся на стадии планирования, потому что в нем организация публичного строя в сильной степени опреде­ляет то, что может быть в личных отношениях. Если общество выстроено по принципу тоталитарного планирования, в нем практически неосуществим полный уход Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху в ограниченный личный

[515]


мир. Так соц организация становится более чем ког­да-либо делом личной совести. Нельзя быть хорошим христи­анином в обществе, главные законы которого противоречат духу христианства. Так было уже во времена Льва Толстого, который произнес, что крепостничество противоборствует христиан­ству не только лишь поэтому, что низводит крепостных до Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху уровня людей низшего сорта, да и поэтому, что принуждает помещика вести себя не по-христиански. Это еще больше правильно на данный момент, когда не осталось больше ни 1-го скрытого уголка, куда не проникало бы воздействие господствующих принципов данного общественного строя.

Хотя совсем разумеется, что мы должны сделать Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху все вероятное, чтоб поддержать личные дела меж индивидумами, также стихийный рост малых групп в рамках планового общества, все эти средства окажутся недостаточ­ными, пока мы не научимся придавать совсем новое зна­чение контролю социальной структуры общества в целом. На данный момент еще больше чем когда-либо задачей церкви становится Тенденция к этике, формулирующей правильные модели поведения более позитивно, чем в предшествующую эпоху проверка соответствия главных принципов социальной орга­низации христианским ценностям.


tendencii-i-perspektivi-razvitiya-roznichnoj-torgovli.html
tendencii-integracii-psihologicheskih-issledovanij-kompleksnij-i-sistemnij-podhodi-v-psihologii.html
tendencii-mirovogo-razvitiya-v-xvi-hviii-vekah.html